«Наши планы останутся без изменений». Интервью с Е.В. Додом, журнал Эксперт

Тяжелый паводок на Дальнем Востоке не повлияет на планы развития энергетического холдинга «РусГидро». Председатель Правления «РусГидро» Евгений Дод рассказал, есть ли жизнь после паводка.

Глава «РусГидро» Евгений Дод говорит, что строительство ГЭС всегда тянуло за собой промышленность

Глава «РусГидро» Евгений Дод говорит, что строительство ГЭС всегда тянуло за собой промышленность
Фото: Катя Миронова

— Много говорили о приватизации компании. Будет ли она проведена?


— Да, в этом году был принят обновленный план приватизации, согласно которому до 2016 года должна состояться не полная, а частичная приватизация «РусГидро» с сохранением у государства контрольного пакета. Думаю, что это правильное решение. «РусГидро» — крупная компания. В зоне ее ответственности — управление рядом стратегических активов, а также продолжающиеся крупные стройки, в том числе ведущиеся на бюджетные средства.


В мире есть немало крупных гидрогенерирующих компаний, которые принадлежат государству или полностью, или в размере контрольного пакета. Как правило, приватизация таких компаний проводится очень постепенно и осторожно, потому что электроэнергетика — базовая отрасль, от нее зависит энергетическая безопасность государства.


У «РусГидро» ранее были довольно обширные планы экспансии за рубеж. Можно ли считать, что компания от них окончательно отказалась?


Мы зарубежный рынок не бросили. У нас есть Севано-Разданский каскад ГЭС в Армении, сейчас в соответствии с межправительственным соглашением строим Верхне-Нарынский каскад в Киргизии. В части эксплуатации и реконструкции ГЭС у нас есть интересный проект в Нигерии.


Но в целом компания сейчас сконцентрирована в основном на российских объектах. Здесь огромный фронт работ. Мы строим больше десятка электростанций внутри страны, реализуем беспрецедентную для российской энергетики программу комплексной модернизации генерирующих мощностей.


Что касается зарубежных проектов, то в настоящее время видим себя в них не как инвестора, а как подрядчика, имеющего уникальные возможности в области проектирования, строительства и эксплуатации энергетических объектов. Тем более что наши проектные организации, такие как «Институт Гидропроект», продолжают успешно работать на внешнем рынке.


Есть ли перспективы дальнейшего развития гидроэнергетики в России? Где вы видите основные возможные точки роста?


— Да, потенциал для развития гидроэнергетики огромен. Гидроэнергетический потенциал в нашей стране использован всего на 20 процентов.


В европейской части страны неплохие возможности по строительству новых ГЭС есть на Северном Кавказе и Северо-Западе. В Сибири имеются хорошие створы на Катуни, верхнем Енисее, нижней Ангаре, Витиме. Уникальную по своим параметрам гидроэлектростанцию можно построить на Нижней Тунгуске. На Дальнем Востоке есть предварительные проработки по десяткам гидроэлектростанций.


Однако развитие гидроэнергетики неразрывно связано с состоянием экономики страны, с государственной политикой в области электроэнергетики и развития регионов. Чтобы начать новые стройки, нам нужно четко понимать рынки сбыта и связанные с этим параметры окупаемости инвестиций. Это очень непросто и требует тщательной, многофакторной проработки. Поэтому сейчас мы сконцентрированы на завершении начатых строек. В начале октября введен в эксплуатацию первый пусковой комплекс Усть-Среднеканской ГЭС в Магаданской области; завершение строительства и выход станции на полную мощность 570 мегаватт запланированы на 2018 год. Продолжается строительство Нижне-Бурейской ГЭС мощностью 320 мегаватт, первые ее гидроагрегаты мы планируем пустить в 2015 году. Реализуется ряд проектов на Северном Кавказе — малые ГЭС в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае, Гоцатлинская ГЭС в Дагестане, Зеленчукская ГЭС-ГАЭС в Карачаево-Черкесии. Пуски этих станций запланированы на 2014–2016 годы. Однако работа над этими проектами вовсе не означает, что мы не думаем о перспективных стройках.


Плотины ГЭС хорошо себя зарекомендовали во время паводка на Дальнем Востоке. Планируются ли еще какие-то гидротехнические проекты в этом регионе?


По поручению президента России к концу года правительство должно подготовить программу строительства дополнительных ГЭС, регулирующих притоки в бассейне Амура. По разработкам еще советских времен в этом регионе на притоках Амура возможно возведение нескольких крупных станций с регулирующими водохранилищами. Это Шилкинская ГЭС, Гилюйская ГЭС, Нижне-Ниманская ГЭС, по две станции на Селемдже и Большой Уссурке. Есть еще один советский проект, который будет рассматриваться в рамках данной программы, — Нижне-Зейская ГЭС, контррегулятор более крупной Зейской станции. Мы занимаемся его проработкой с 2006 года. Станция будет сглаживать колебания уровня воды в реке ниже Зейской ГЭС — удерживать большой объем сбросов своей «старшей сестры» в Нижне-Зейском водохранилище. Это позволит избежать подтоплений населенных пунктов, расположенных на берегах одного из самых крупных притоков Амура — Зеи.


У «РусГидро» есть опыт сотрудничества с компанией Alstom по выпуску турбин для малой и средней гидрогенерации. Какова роль такой гидрогенерации в национальной энергосистеме России?


Мы продолжаем рассматривать малую и среднюю гидроэнергетику как одно из наиболее перспективных направлений деятельности. Малые ГЭС, как и другие возобновляемые источники энергии, наиболее перспективны в удаленных энергоизолированных зонах или на территориях, имеющих слабые сетевые связи с централизованной энергосистемой. Это касается Дальнего Востока и северных регионов Сибири.


«РусГидро» принимает активное участие в формировании необходимой законодательной базы для привлечения инвестиций в этот подсектор отрасли. У нас имеются пилотные разработки, портфель перспективных проектов. Уже сейчас в нашей инвестпрограмме есть несколько интересных проектов малых ГЭС на юге России. Это ГЭС Большой Зеленчук и Усть-Джегутинская малая ГЭС в Карачаево-Черкесии, пять станций в Ставропольском крае (Барсучковская, Сенгилеевская, Ставропольская ГЭС, Егорлыкская ГЭС-3, Бекешевская ГЭС, одна станция в Кабардино-Балкарии — Зарагижская малая ГЭС).


Что касается средних ГЭС, то во многих регионах строительство крупных станций по ряду причин — экологических, экономических и технических — невозможно. Здесь на помощь приходят средние ГЭС — станции единичной мощностью от 25 до 100 мегаватт. У нас есть несколько таких проектов. Это две станции на Северном Кавказе: сейчас строится Гоцатлинская ГЭС в Дагестане, недавно достроена и работает Кашхатау ГЭС в Кабардино-Балкарии.


Как будет устраняться противоречие между наличием в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке огромного гидроэнергопотенциала — и ограниченными возможностями сбыта электроэнергии?


Есть несколько вариантов решения этой проблемы. Во-первых, необходимо развивать производство на Дальнем Востоке, и такая задача руководством страны поставлена. Исторически строительство ГЭС всегда тянуло за собой промышленность, в тайге возникали новые города, дороги и другая инфраструктура. Во-вторых, можно и нужно усиливать связи между разными частями Единой энергосистемы. У нас до сих пор энергосистема Дальнего Востока функционирует фактически изолированно от Единой энергосистемы страны. Давно известны и хорошо отработаны технологии передачи электроэнергии на большие расстояния с минимальными потерями, в частности по линиям постоянного тока сверхвысокого напряжения, — именно по ним выдается электроэнергия с ряда крупных ГЭС в Канаде, Китае и Бразилии. В-третьих, технически возможна организация экспорта электроэнергии в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.


Насколько широко «РусГидро» планирует развивать отношения с потребителями электроэнергии, вроде совместного проекта с японской корпорацией Kawasaki в Магаданской области?


Проект, который мы собираемся реализовать с Kawasaki, пока что первый и единственный в своем роде. Дело в том, что с вводом Усть-Среднеканской ГЭС в Магаданской энергосистеме возникнут избыточные мощности, порядка 700 мегаватт, которые окажутся «запертыми» из-за изолированности района. Поэтому у нас была цель найти применение этим мегаваттам здесь, на Колыме. А нашим японским партнерам нужно было разместить где-то завод по сжижению водорода — производство экологически чистое, но чрезвычайно энергоемкое. Здесь интересы сторон совпали на сто процентов. В других энергосистемах похвастаться столь завидным резервом, увы, пока нельзя.


Высказываются опасения, что водохранилища Зейской и Бурейской ГЭС могут подойти к весеннему половодью переполненными, что вызовет большие проблемы следующей весной. Эта угроза реальна?


Подготовку к паводковому сезону следующего года мы начали сразу после завершения текущего сезона. По решению Росводресурсов Зейская и Бурейская ГЭС в течение сентября срабатывали водохранилища, чтобы не допустить холостых сбросов зимой. В этот период водосливные плотины ГЭС не должны работать, иначе возможно обледенение всех находящихся вокруг сооружений; снижение уровня водохранилищ возможно только через гидроагрегаты, то есть за счет загрузки оборудования. Но здесь есть определенные ограничения, вызванные дефицитом потребления электроэнергии на Дальнем Востоке. Режим загрузки оборудования задает нам Системный оператор ЕЭС в соответствии с указаниями Амурского бассейнового водного управления. Мы оптимистично оцениваем перспективы сработки водохранилищ до нормативных отметок к началу паводкового сезона следующего года. Кстати, очень важно понимать, что на Дальнем Востоке максимальные притоки формируются не весенним половодьем, а летне-осенними дождевыми паводками. Так что весной каких-либо проблем не ожидаем.


По итогам первого квартала «РусГидро» отчиталась о хороших показателях выработки электроэнергии и доходах компании ввиду высокой водности. Как паводок на Амуре повлияет на финансовые показатели компании по итогам года? Будут ли изменения в инвестиционной программе?


— Мы понесли дополнительные расходы на предотвращение подтопления тепловых станций, аварийно-восстановительные работы и ремонт электросетевой инфраструктуры. К тому же угольные разрезы в Амурской области были подтоплены, и «РАО ЭС Востока» пришлось закупать уголь для Благовещенской ТЭЦ в Сибири и Забайкалье. Всего на восстановление оборудования потребуется более 570 миллионов рублей. Однако в рамках финансовых результатов всей группы «РусГидро» эти дополнительные расходы будут, надеюсь, не очень заметны. Потому что в целом производственный год для компании был удачным. Все наши инвестиционные планы на Дальнем Востоке останутся без изменений. 


Сергей Кудияров


Источник: http://expert.ru/expert/2013/45/nashi-planyi-ostanutsya-bez-izmenenij/

КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА