Маловодье на Волге 2015

Сток Волги – основного источника воды в Каспийском море  колеблется вокруг отметки примерно в 250 кубокилометров в год. Колебания могут быть значительными и достигать 100 кубокилометров воды. В случае, если сток воды оказывается существенно ниже 250 кубокилометров, можно говорить о периоде маловодья.

Великая Волжская сушь | Блог РусГидро


Сток Волги более чем наполовину определяется зимними осадками. Дело в том, что летние осадки – более обильные, чем зимние – в значительной степени уходят на испарение с поверхности земли, сумма которого на территории водосбора превышает речной сток более чем в два с половиной раза (и доходит до 650 кубокилометров в год). Зимние же осадки в обычных условиях, в основном, разгружаются в притоки Волги во время весеннего половодья.


Однако из-за того, что сравнительно сухой год с теплой зимой, каким был 2014, заметно снизил уровень грунтовых вод практически на всей территории водосбора Волги, паводковые воды остаются на месте – то есть уходят не в реки, а в грунт. В связи с этим половодье 2015 года является практически незаметным.


На Верхней Волге уже принято решение о том, что второй год подряд весной не будут открыты холостые водосбросы на Рыбинской ГЭС – крупнейшее регулирующее водохранилище бассейна по-прежнему не заполнено до НПУ. В связи с низкой приточностью Рыбинская ГЭС не работает с 19 апреля 2015 года и по указанию Росводресурсов период остановки Рыбинской ГЭС (входит в Каскад Верхневолжских ГЭС) продлен до 16 мая. Прошлый, 2014 год, выдался экстремально маловодным, что не позволило наполнить Рыбинское водохранилище до проектной отметки, в результате к весне 2015 года запасы воды в водохранилище находились на низком уровне. Остановка станции в условиях маловодья позволяет увеличить интенсивность наполнения Рыбинского водохранилища, что необходимо для обеспечения водоснабжения и судоходства.


До возведения Волжско-Камского каскада ГЭС в случае волжского маловодья практически гарантированно наступала засуха на Нижней Волге – в летне-осеннюю межень расходы реки падали до минимума, не способного обеспечить ни водоснабжение сельского хозяйства, ни даже жилищно-коммунального. Только за счет существования крупных водохранилищ многолетнего регулирования сейчас эта проблема жилищно-коммунального хозяйства решена практически повсеместно. Однако ряд других проблем не может быть решен при существующей ныне конфигурации водохранилищ.


Дело в том, что строительство большей части ГЭС и водохранилищ Волги пришлось на маловодный период, завершившийся в 1978 году достижением Каспийским морем отметки -29 метров. В семидесятые годы 20 века процесс обмеления Каспия воспринимался как катастрофический, и чтобы остановить его, были разработаны проекты переброса части стока рек, впадающих в Северный Ледовитый Океан, в Волгу, а также реализован проект перекрытия залива Карабогаз-гол.


Однако возникшая в 1979 году тенденция повышения уровня Каспия, ряд многоводных годов, усилия общественности и изменение финансово-политической ситуации в стране привели к тому, что два водохранилища Волжско-Камского каскада – Чебоксарское и Нижне-Камское – не были подготовлены к заполнению до проектных отметок. В настоящее время они находятся на непроектных уровнях и не имеют регулирующей емкости.


Причины такого изменения стока Волги и, соответственно, уровня Каспия, являются в первую очередь природными. Не существует точной математической модели, описывающей поведение волжско-каспийской системы, тем более – способной предсказывать сток Волги на средне- и долгосрочный период. С учетом того, что за последние два тысячелетия диапазон уровней Каспийского моря имеет разброс в 20 метров, а за последние 100 тысяч лет – в 200 метров (от +50, при котором Каспийское море соединяется с мировым океаном через Кумо-Манычскую впадину и Азовское море, до -150 метров, при котором северная часть Каспия высыхала), влияние природных факторов на этот процесс невозможно переоценить.


В связи с этим задача человека состоит в минимизации воздействия природных факторов на нашу жизнедеятельность, а это возможно только при постоянном контроле за этими факторами и действиях превентивного характера, в частности – гидротехнического характера. Они должны учитывать снова проявившуюся в двадцать первом веке тенденцию к понижению уровня Каспийского моря, которое пока не ушло ниже отметок 1978-1979 года, но постепенно движется в этом направлении.


Снижение водостока в последние годы, кстати, характерно не только для Волги, но и для некоторых других рек, впадающих в Каспий. В частности, существенное падение водостока Урала, который 85% своей воды собирает на территории РФ, после чего уходит на территорию Казахстана и впадает в море уже там, вызвало в 2013 году обращение государственных органов этой республики о желательности переброски части стока Волги в Урал – по мнению казахской стороны, этот вопрос оговаривался при строительстве водохранилищ на обеих реках.


В России на государственный уровень вопросы маловодья Волги снова вышли в 2006 году. Маловодье того года было сравнительно неожиданным и вскрыло много слабых мест в организации водозаборов населенных пунктов, транспорта, рыболовецкой отрасли и так далее. Столкнувшиеся с новыми для себя проблемами организации вместо серьезного анализа произошедшего занялись поиском виноватых и попыткой возместить за счет этих гипотетических виноватых природный по своей сути ущерб.


И тем не менее здравые голоса раздавались – в первую очередь голоса ученых. Вот цитата из заключения 2006 года Государственного института прикладной экологии России: «Выполненный анализ и расчеты позволяют предположить, что многоводный период устойчивого превышения нормы годового стока в Волго-Камском бассейне заканчивается. Наступает период стабилизации стока с некоторым понижением его средних величин, а после 2010 года следует ожидать устойчивое снижение стока реки, подобное тому, что имело место в 1966-1977 годах. В складывающихся условиях снижения водных ресурсов регулирование, причем очень жесткое, сможет обеспечить лишь проектное гарантированное водообеспечение хозяйственных объектов без явных провалов. Но эти гарантированные величины на 20-50 процентов ниже тех, которые мы могли себе позволить последние 15-20 лет».


Сейчас, через девять лет после этой публикации, мы можем говорить о двух вещах. За эти девять лет у Волги были как мало-, так и многоводные годы, но если говорить об общей тенденции, то она скорее маловодная. Во-вторых, за эти девять лет ничего существенного в направлении повышения способности человека регулировать характеристики стока Волги не сделано. Из-за сопротивления местных элит – особенно нижегородских – утоплен в согласованиях вопрос о доведении Чебоксарского водохранилища до проектного уровня. Аналогично обстоит дело и с Нижне-Камским водохранилищем.


В результате государство по-прежнему должно выбирать из двух зол меньшее – или обеспечивать хорошие условия для нереста в Волго-Ахтубинской пойме, сбрасывая для этого воду из расположенных выше водохранилищ в ограниченный период времени, или же сохранить эту воду в водохранилищах и гарантировать работу водозаборов населенных пунктов – а среди них есть города-миллионники – на протяжении всего года. Речь идет об одной и той же воде. В условиях нынешнего маловодья, по масштабу более опасного, чем в 2006 году, другой воды просто может не быть, и даже обильные дожди, если они будут идти первую половину лета, вряд ли смогут существенно изменить ситуацию.


По опыту прошлого года, условия маловодья в верхней части Волги привели к тому, что были значительно сокращены сбросы из Рыбинского и Горьковского водохранилищ, что существенно замедлило прохождение кораблей на мелководном участке Волги ниже шлюзов Нижегородской ГЭС. В то же время сравнительно большой запас снега в бассейне Камы и успешное весеннее заполнение камских водохранилищ гарантировали высокую водность Камы и компенсировали недостаток воды, приходящей из Верхней Волги в Среднюю и Нижнюю.


Регулирование водных режимов


Режимы наполнения и сработки водохранилищ, пропуск паводков на ГЭС устанавливает Федеральное агентство водных ресурсов (Росводресурсы). Оно устанавливает режим наполнения и сработки водохранилищ с учетом рекомендаций Межведомственной рабочей группы, в состав которой входят представители МЧС РФ, Минсельхоза, Росрыболовства, Росморречфлотом, ОАО "Системный оператор Единой энергетической системы", органов исполнительной власти субъектов Федерации и др.


Решение по тому, как в этом году использовать накапливаемую в водохранилищах воду, принимается на основании сопоставления множества факторов, среди которых выработка электроэнергии ГЭС находится на одном из последних мест. По сравнению с более ранними и более многоводными годами, эта выработка заметно просела уже в прошлом году и, как ожидается, и в этом не сможет достичь средних показателей.


Режимы работы ГЭС устанавливаются таким образом, чтобы соблюсти интересы всех заинтересованных водопользователей, при этом выработка электроэнергии не является главным приоритетом. В первую очередь учитываются потребности в обеспечении водой населения, сельского хозяйства, транспорта, рыбного хозяйства, и только потом – энергетиков.


Если бы гидроэнергетика была обычным бизнесом, ставящим во главу угла прибыль, снижение выработки стало бы поводом для роста цены на электроэнергию или же обращений к государству по поводу понесенных убытков в связи с природными условиями. Однако для отечественной гидроэнергетики главное – это безопасность людей, в том числе от таких явлений, как маловодье и засуха. Поэтому ГЭС неукоснительно выполняют требования БВУ ФАВР.  

КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ И ЗАВИСИМЫЕ
ОБЩЕСТВА